Мы любили. Часть 9

Часть 9.
Наш театр имел неожиданный успех. В школе действительно организовали что-то вроде клуба под названием, конечно же, «Романтика». Говорят, предлагалась ещё «Бригантина» и что-то ещё в этом же роде. Вот тоска! Но записалась туда чуть ли не половина школы. Однажды я услышала в столовой, как обсуждался мой неудавшийся обморок на сцене. Две какие-то шмокодявки, которые сидели ко мне спиной, подробно обсасывали, за какое место и как схватил меня Евген, когда я сделала рукой вот так. Я высмотрела жест и ужаснулась. Боже правый, больше никогда!

Марьяна изо всех сил намекала, что с удовольствием ждёт меня на заседаниях этого клуба. Но с некоторых пор с Марьяной я не хотела иметь никаких отношений кроме уроков, а с театром её и тем паче. Ссориться же с ней не хотелось. И от этого меня спасла дорогая наша Жужанна. Она нам преподавала биологию. Жукова Жанна Анатольевна, если кто не знает. Заслуженный учитель, лауреат и всё такое. У неё ещё моя мама училась.
Жужанна решила, что мы с ней должны выиграть районную олимпиаду по биологии, и методично меня натаскивала. Олимпиаду назначили перед самым новым годом. Из-за театра и своих любовных переживаний я сильно подзапустила процесс и теперь навёрстывала великанскими скачками. Попутно Жужанна образовывала и весь класс. Она даже Серёжку попыталась в это дело втянуть, наивно решив, что раз мы сидим теперь вместе, то и интересы у нас сделались одинаковые. Только он не дался. Зато заметные успехи стал делать Евген. Если с другими местами у него и были какие-то проблемы, то с головой наблюдался всё ж таки полный порядок. И Жужанна с нарастающим умилением слушала его ответы.

Окончательно он покорил её и в самом деле великолепным рефератом на тему генной инженерии. Жужанна отдала ему целый урок. Сначала она сама вкратце изложила историю поисков и открытий в этом направлении, причём так, что захотелось немедленно завести себе электронный микроскоп и в костюме на манер космического создавать новые формы жизни и вообще ощутить, как это – быть богом. У Евгена получилось не хуже. Он притащил ещё и слайды, по большей мере конечно – кадры из «Парка Юрского периода», но всё равно было здорово.

На Евгена вся женская часть класса в тот день смотрела, развесив губы. Такой он был вдохновенный и увлечённый. С недавних пор он перестал стричь волосы, и теперь они у него отросли до воротника. Получился шикарный белокурый каскад. А в тот день он вообще явился в костюме и при галстуке, весь такой повзрослевший и обаятельный. Недовольна была одна Светка, но это заметили только мы с Наташкой, потому что лишь при нас она не стеснялась плакать в туалете. Что-то в их отношениях разладилось после того приснопамятного случая с лишением анальной девственности, чем-то таким Светка ему не потрафила.

Перед самой олимпиадой Жужанна устроила большой тест, потому что в школу прислали бумагу, в которой говорилось, что число кандидатов на участие в районной олимпиаде не ограничено, что всё на усмотрение школы. В результате нас набралось пять человек. Я, Евген и трое из младших классов. С младшими Жужанна отправилась сама, потому что у них не было ещё паспортов. А мы, как выпускники и вполне самостоятельные люди приехали одни. Олимпиады проводили сразу в двух школах, расположенных на самой границе нашего и соседнего районов. Предполагалось, что в конце второго дня в той школе, куда . . .

приехали мы, состоится викторина, или как её там, интеллектуальная дуэль для победителей с той и другой стороны.

Вот знать бы заранее, чем всё это кончится, наплевала бы я на дополнительные баллы и на надежды заполучить студенческий билет без экзаменов. Нет, в первый день всё было нормально. Мы зарегистрировались, накатали тест, потом порешали задачки. Их, кстати, было десять штук, причём таких, что если бы не дополнительные занятия с Жужанной, фиг бы я хоть одну решила. Когда я пыхтела над седьмой по счёту, мимо меня проходила чужая учительница, заглянула в мои листы и ласково так, одобрительно погладила по голове. Ну, будто бы я ей сделала очень дорогой подарок. Было так приятно, что незнакомый человек получил квант позитива, а я сумела этот квант произвести на свет. Может быть, так и учатся сиять?

Домой мы ехали на автобусе. Евген всё бурчал и ужасался, как люди могут перемещаться в таких ужасных колымагах, патриций, блин. А потом стал привязываться ко мне, заметила ли я ту миниатюрную азиаточку, которая сидела в третьем ряду напротив меня. Он мне сильно мешал. Потому что я предвкушала, как сейчас заявлюсь к Серёжке, вытащу его из-за компьютера и основательно разложу на какой-нибудь поверхности. Зацелую, чтобы из глаз ушёл электронный отблеск, а потом блаженно буду слушать его развесёлый трёп на какую-нибудь заскорузлую тему и любоваться. А потом мы займёмся сексом, если Валерия Сергеевна снова мотается по городу с какой-нибудь делегацией… И вот в такие мечты без конца вторгался нудный голос Евгена с разговорами про какую-то азиатку. Пришлось отвлечься и обстоятельно объяснить ему, что у меня традиционная ориентация и даже более того – ретроградная. В самой тяжёлой форме.

- Полька, ты – дура! – тоном полного восхищения сказал Евген и полез щупать меня.
Я быстренько врезала ему, как научил Серёжка, и злорадно наблюдала, как он корчится.
- А не будешь руки распускать! – сказала я.
- Это садизм, - отдышавшись, сказал Евген.
- Правильно, - ответила я. – Я такая.
- Знала бы ты, - пробормотал Евген, - как я тебя хочу.
- И знать не хочу, - успокоила его я. – Что там у тебя со Светкой?
- С этой подзаборной? – презрительно спросил Евген. – Ничего! Вот её я уже точно – не хочу!

Он откинул назад свою пшеничную гриву и вдруг полез целоваться. Пришлось принимать срочные меры. Но он не отставал. Народу в автобусе было много, отойти я не могла и поднимать шум тоже не хотелось. Пришлось прибегнуть к угрозам.
- Пожалуюсь Сергею, - сказала я.
- Поль, - взмолился вдруг Женька. – Зачем он тебе сдался?!
- А ты? – спросила я.
- Я тебя люблю! – бухнул он.
Меня разобрал такой смех, что на нас начали оборачиваться.
- Перестань! – разозлился Евген.

Но у меня не получалось, даже слёзы потекли. Пришлось убираться из автобуса. Женька не отставал. Мы шагали мимо бесчисленных магазинчиков, переливающихся новогодним убранством. Вокруг мельтешил обалделый от предчувствия праздника народ. Я вспомнила, что завтра папа ведёт нас покупать платья, и мне захотелось немедленно оказаться дома. Мы с мамой ещё не решили, в какой магазин идём. Это дело мы сегодня обсудим под ехидные папины комментарии. Вот только бы у них в больнице не случилось какое-нибудь ЧП, а то опять сидеть одной.
- Ты не слушаешь, что ли?! – рявкнул вдруг Евген так, что на нас заоборачивались.
Пришлось признаться, что да, не . . .

слушаю.
- А что такое? – спросила я.
- Да ничего! – рассердился он.

До нужного мне дома оставался ещё один автобусный перегон, и я ускорила шаги, предвкушая тепло и Серёжкины горячие руки.
- Не убегай, - сказал Евген. – Объясни. Пожалуйста.
- Что ты хочешь? – уже рассердилась я, потому что начала мёрзнуть.
Оказалось, что его всё ещё занимает вопрос, почему Серёжка, а не он красивый. Аргументы типа «не в моём вкусе» на него не действовали.
- Ну, ладно, - сказала я. – Ты сам напросился. Ты мне не нравишься потому, что ты опускаешь людей, а потом ими пользуешься. Я не знаю, почему так происходит, но, по-моему, ты их боишься. Ну, что они окажутся умнее, тоньше, краше и вообще лучше, а потому надо сперва затоптать.
- Ты про Светку? – пренебрежительно спросил он.
- И про Артёма, - согласилась я.
- Но тебя я топтать не буду, - сказал он.
- Правильно, - согласилась я. – Кто ж тебе дастся!

Он обиженно засопел, а потом попросил, чтобы завтра я его дождалась, чтобы не ехала одна, потому что он попросит у отца машину. Я без задней мысли согласилась. Я уже видела знакомый подъезд . . .
и окно на шестом этаже с каким-то экзотическим цветком. Не прощаясь, я рванула туда прямо через двор по глубокому снегу мимо качелей, накрепко вмёрзших в основание ледяной горки.
Серёжка высмотрел меня в окно. Он меня жда-ал, ура! Мы стали целоваться прямо в прихожей и не останавливались всю дорогу, пока добирались до его комнаты. На экране у него снова висели оранжевые квадраты. Это значило, что заказ он ещё не выполнил, и плакали мои мечты насчёт поваляться и потрепаться. Ну, хоть мамы его дома не было. Я позволила стащить с себя одежду и взялась за него. Серёжка мне усиленно мешал поцелуями и захватами своими. Потом он сам выдрался из джинсов и уронил меня на свою странную жёсткую кушетку.

Пока мы всё это проделывали, звонил мой телефон, но мне было не до разговоров. Моё тело уже научилось откликаться на малейшие Серёжкины касания. У меня появились любимые позы и движения. Я уже пыталась командовать сама, и он мне иногда позволял. Вот и теперь Серёжка разрешил оседлать его и с улыбкой рассматривал моё лицо. Его рот просто с ума меня сводил! Такой вырезной, твёрдый, когда надо, и нежный, когда Серёжка вот так смотрел на меня. Очень хотелось его поцеловать. Но я точно знала, что выпрямиться он мне потом не позволит, а начнёт доводить до воплей неглубокими проникновениями. Нравилось ему, когда я корчилась и пыталась догнать его в движении, распаляясь до состояния яростной фурии.

Сейчас я двигалась вверх-вниз по его стволу, закинув руки за голову, чувствуя, как восхитительно безотказно работают мои мышцы, как всё больше выгибается спина. Серёжка гладил мои колени и иногда помогал, подхватывая снизу мои бёдра и подталкивая вверх. Потом он видимо решил, что хватит, и скользнул пальцами в промежность, трогая клитор. Моментально колени задрожали, и я позволила себе наконец-то вытянуться на нём и прикоснуться к его губам. Серёжка накрест сцепил руки у меня на спине и перекатился на кушетке, подминая меня под себя и начиная свои сначала дразнящие, а потом всё более настойчивые проникновения.

В какой-то момент я поплыла, перестав чувствовать реальность. Я забросила руки за голову и прекратила отвечать на его движения. Только изредка непроизвольно мои колени соединялись . . .

и прижимали его бёдра. Я открыла глаза и увидела, что он меня разглядывает.
- Что? – спросила я.
- Любуюсь, как тебе хорошо, куэрида.
Он потянулся за презервативом.
- Не надо, - сказала я. – Я принимаю таблетки.
Он поцеловал меня с благодарностью, и началось что-то ну вовсе немыслимое с безумным танцем, томительными паузами, и закончилось таким долгим оргазмом, что у меня перехватило дыхание и хлынули слёзы. Он прижался ко мне всем телом и гладил пальцами по щеке.
- Ну что же ты плачешь, эступида, - бормотал Серёжка. – Ведь так хорошо…
- Нечего обзываться! – сказала я.
Он повернул голову и глянул мне в глаза.
- Я не обзываюсь.
- Никакая я не тупая! – сообщила я.

Он захохотал снова как ненормальный и ничего не стал отвечать. Понятно, значит, и в самом деле обозвал меня дурой. Я принялась выбираться из-под него, а когда он попытался не отпустить, чувствительно прошлась когтями по его голому боку. Он завопил и скатился с меня. Я спрыгнула с кушетки и почувствовала, как потекло по ногам. Я торопливо подхватила ладонями эти струйки. Они были липкие и горячие. Да и всё во мне было горячо и влажно. Я глянула на него. Он всё так же рассматривал меня через прищур и улыбался. Удовлетворившись этим мечтательным видом, я отправилась в ванную.
Когда я вернулась, он спал, сладко сложив руки под подбородком, весь такой расслабленный и беззащитный. Я стала неторопливо одеваться. День за окном сделался сиреневым. До темноты оставались считанные минуты. Я не любила ходить в темноте. Оставила ему записку на рабочем столе и ушла домой.

На следующее утро меня и в самом деле ждал автомобиль. Прямо у подъезда. Женька распахнул дверцу и выскочил мне навстречу. За рулём, что интересно, сидел сам его отец. Он вышел тоже, поздоровался за руку с моим папой и предложил подвезти. Папа рассеянно кивнул, мы погрузились и поехали. По дороге папа предупредил меня, чтобы я нигде не зависала после олимпиады, потому что он зайдёт за мной и мамой, и мы отправимся, куда было обещано. Отец Евгена поинтересовался, о чём речь. Папа улыбнулся и рассказал.
- Обожаю наблюдать, как мои женщины выбирают наряды, - сказал папа. – Понимаю, нетипично. Но вот так.
Зашла речь и о том, для чего нам понадобилось покупать новые платья. Отец Евгена сказал, что праздник, на который мы собираемся, ожидается весьма пышный, и искренне позавидовал нашему участию в нём. Потом он сказал нам с Женькой, чтобы мы дождались машину, потому что он, хоть и не сможет приехать сам, но кого-нибудь пришлёт.

Я хватилась своего мобильника, когда нам велели их отключить и сложить на стол к председателю конкурсной комиссии. Я в упор не помнила, где его оставила, и слегка расстроилась. Мне нравилось в течение дня получать Серёжкины смски. Они у него получались забавными. Например, вчера он написал: «В мире нет вечных двигателей, зато полно вечных тормозов», а я забыла спросить – по какому поводу появилось это сообщение.
- Вот она, посмотри, - шепнул Евген, проходя мимо меня.

Я взглянула на девчонку, которая усаживалась как раз там, где сидела вчера. Да, что-то азиатское в ней было: широкие скулы, карие миндалевидные глаза и, пожалуй, волосы – тёмные и прямые, подстриженные в форме каре, а вот носик у неё оказался очень даже греческий. Симпатичная девчонка. Я ей улыбнулась и углубилась в очередное задание. В этот раз . . .

меня спрашивали про фотосинтез. Я взялась писать и вдруг представила, как бы это было, если бы и у людей имелись хлорофилловые клетки, например, в волосах. Все бы ходили с зелёными патлами и не думали о хлебе насущном, а только о солнечном свете и углеводородах в газообразном состоянии.

Потом нас отпустили подождать в коридоре, пока конкурсная комиссия совещается. Эта школа, в которой мы оказались, размещалась в старинном здании с толстенными стенами и узкими дверями под потолок. Ещё здесь была масса закоулков и закутков, эркеров и прочих архитектурных извратов. В поисках туалета я набродилась по этим лабиринтам. А потом, когда отправилась обратно в большой центральный холл и вовсе заблудилась. Забрела в какой-то маленький кабинет, заставленный шкафами, и обмерла. Здесь были люди и они, мягко говоря, занимались сексом.

Я увидела процесс в отражении дверцы одного из шкафов. Нет, ну наш Корнеев и в самом деле сексуальный маньяк! Это он обрабатывал ту самую азиаточку, разложив её на столе. У девчонки были огромные паховые складки и это при таких общих миниатюрных размерах! Но против своего обыкновения Евген трахал её осторожно, даже нежно. Он разводил её половые губы обеими руками и быстро качал бёдрами. Его член появлялся на свет полностью и так же полностью исчезал внутри неё. Девчонка постанывала и просила: «Сильнее!» Я на цыпочках выбралась из этого места и отправилась дальше искать холл, на ходу удивляясь Евгеновой ненасытности.

Потом нам объявили результаты. Азиаточка между прочим заняла первое место, я – третье после парня из соседней школы. Нас оставили на эту самую интеллектуальную дуэль. Евген, который в призовую десятку не попал, сказал, что подождёт меня. И началась самая настоящая драка. Мы старались завалить друг друга вопросами посложнее, отбивались ответами, дополняли друг друга. Это и правда было здорово. К концу я почувствовала, что адреналин во мне просто бушует. В итоге мы с дылдой из соседнего района остались один на один. И она побила-таки меня, задав элементарный вопрос по физиологии человека, который я приняла за сложный и прокололась по полной программе. Это получилось так глупо, что захотелось буквально завыть от огорчения. Но ничего исправить уже было нельзя.

Я подняла голову и увидела среди зрителей Жужанну с малявками. Они только что подъехали,. . .
но видимо часть действия застали, потому что Жужанна издали изобразила мне аплодисменты. Потом объявили, что теперь начнутся бои в младшей группе, наградили дылду и её учителя кубком и какими-то подарками и проводили нас за порог. Я принялась оглядываться в поисках Евгена, но его нигде не было. Зато в поле зрения нарисовалась азиаточка. Я окликнула её и спросила, не знает ли она, где Женька. Она сказала, что знает и взялась проводить.

Неладное я заподозрила, когда она притащила меня всё к той же укромной комнатушке, дверь которой к тому же оказалась закрытой на ключ. Азиатка открыла её, и мы вошли. Я услышала, как она снова шаркает ключом, но было уже не до этого. То, что я увидела, повергло меня в столбняк. Здесь было примерно пятеро парней и наш Женька. Они распяли его по столу. Четверо держали, а один трахал в зад. Причём было похоже, что состоялся уже не один круг, потому что Евген уже даже не сопротивлялся. Он в ритме траха ударялся головой о стол и жмурился изо всех сил. Рот у него был забит какой-то гигантской тряпкой, . . .

которая явно мешала дышать.
- Я предупредила блондина, что придётся платить, и он не возражал, - сказала у меня над ухом азиатка. – А ты красотка. Тебя Полина зовут?

Она схватила меня за шею и впилась поцелуем мне в губы. Я отшвырнула её как ссаную тряпку. В голове у меня загудело. Это меня спасал мой выделившийся раньше адреналин. Что интересно, мне и в голову не пришло орать, стучать и вообще звать на помощь. Теперь-то я понимаю, что это было правильно, но тогда действовала исключительно инстинктивно. Я изо всей силы шарахнула кулаком по стеклу первого же попавшегося шкафа и ухватила здоровый осколок.

Парни оглянулись на звон и начали выпрямляться и торопливо подхватывать штаны.
- Поздно! – злобно сказала я. – Массовая кастрация начинается!
И кинулась! Их было пятеро, но никто не решился приблизиться ко мне. Наоборот, они шарахнулись от меня как стадо баранов от волчицы, причём в сторону двери. Через минуту в комнате уже никого не было, в том числе и этой поганой твари. Женька силился выдернуть изо рта тряпку. Он был сильно избит и зарёван. Я помогла ему справиться с кляпом.
- Полька, - прохрипел он. – Полька, пожалуйста…
- Да не скажу я никому, успокойся, - сказала я. – Вставай ты уже!

Потом заметила, что всё ещё сжимаю стекло, а из руки у меня хлещет со страшной силой. Я отшвырнула своё оружие, зажала рану этой самой тряпкой и ещё раз поторопила его. Нам удалось выскользнуть из школы незамеченными, и нас ждала машина. Женькин отец не обманул. Только увидев нас, водитель, здоровенный качок, со словами «Кто?. . » начал выбираться из-за руля. Я затолкала Евгена в салон, а этому дураку сказала:
- Да поехали отсюда! Быстро!
И он меня неожиданно послушался. Мы рванули как на пожар. Евген корчился на заднем сиденье, пытаясь принять наименее болезненную позу. Водитель матерился, даже и не замечая, что делает это. А я наконец-то разревелась.


08:50 03.06.2019



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Зачем нам WiMax?

Зачем нам WiMax?

Коммерческий успех продукта заключается в умении найти максимально возможное количество долгосрочных (лояльных) клиентов. Новая технология WiMax, которой компьютерные издания «одержимы» уж...
Как открыть интернет-магазин без вложений

Как открыть интернет-магазин без...

Свое дело мечтает открыть каждый человек. Однако подводных камней в организации бизнеса столько, что желание быстро исчезает. Но существует «облегченный» вариант – вы можете открыть региональное предс...
Как правильно подобрать обувь малышу?

Как правильно подобрать обувь ма...

Подобрать ботиночки малышу — задание серьезное, но вполне осуществимое. При правильном его выполнение вы застрахуете ребенка от возможных заболеваний ножек, самым распространенным из которы...
Проза жизни или проза, как литературный жанр

Проза жизни или проза, как литер...

В отличие от поэзии, проза способна без рифмы и лишних образов, четко передать то, что, собственно, хотел сказать автор. Просто и без сантиментов проза способна достучатся до самых глубин человеческой...
Скромник. Часть 3: К чему приводят безрассудства

Скромник. Часть 3: К чему привод...

Вот уже три недели Света жила у Толика дома. В быту ей с ним было гораздо комфортней, чем в сексе с его бесконечно нездоровыми фантазиями. Она уже научилась разбираться в названиях различных извращени...
Пенополиуретан - материал теплоизоляции будущего

Пенополиуретан - материал теплои...

1.       Пенополиуретан - органическое соединение, относящееся к виду термореактивных неплавких пластмасс, возникает в ходе взаимодействия двух компонентов полиола и изоцианата, впервые был получен в ...
Техника и оборудованиеРемонт и СтроительствоМедицина и здоровьеЭкономические статьиМода, стильОбразование и НаукаКомпьютеры и СвязьПродукты питания, рецептыДом и семьяКультура и искусствоИнтимная жизнь
Самое интересное:

О портале:

Наш интернет-портал является ресурсом, который включает в себя полный ассортимент информативных и отличных статей. Абсолютно каждый гость найдет для себя что-нибудь полезное. Модернизированный дизайн позволяет вам быстро находить требуемую информацию. Самые разнообразные тематические статьи дают возможность вам совершенствоваться в той или иной сфере. Быть более начитанным и грамотным. Современный дизайн сайта позволяет просматривать статьи на всех электронных устройствах. Теперь отыскать подходящую информацию стало совершенно легко.

Мы собрали для вас полезные и занимательные статьи. У нас сайте вы найдете ответы на интересующие вас вопросы. Простая система поиска позволяет вам в кратчайшие сроки отыскать нужную информацию. Адаптированный дизайн позволяет вам просматривать информацию на абсолютно любых гаджетах. Теперь, поиск требуемой информации будет занимать у вас секунды.